написать письмо
в контакте
яндекс фотки
одноклассники
facebook
vimeo
youtube
Интервью
Полукаров Александр

  Александр Васильевич Полукаров
  директор школы
  «Юность Москвы»
  по футболу «Торпедо».

   Александр Васильевич Полукаров, директор школы «Юность Москвы» по футболу «Торпедо», дал интервью сайту klubnayaliga.ru. О футбольной юности, о учебе тренерскому делу, о футбольной школе «Торпедо»...

   -Александр Васильевич, Вы сейчас работаете директором футбольной школы. Но когда-то и Вы были юным футболистом, который делал первые шаги в футболе. Расскажите о начале своей карьеры, о молодежном чемпионате мира в Японии, о том, что запомнилось.

   - Я воспитанник Ворошиловградской Зари (сейчас Луганской, прим. Цалон А.) и украинского футбола. Чемпионат в Японии помню хорошо. Я тогда уже два года был в «Заре», в первый сезон больше в запасе сидел, во второй уже играл, и меня взяли в молодежную сборную на чемпионат мира. Это было в 1979-м году.

   -Сборная СССР туда ехала в статусе фаворита, ведь за два года до того стали чемпионами. Кстати, тогда Вам довелось играть против Марадоны, если не ошибаюсь?

   - В финале мы встретились с аргентинцами, среди которых был и Марадона. Давление страшное было. Финал проходил на олимпийском стадионе в Токио. Тысяч семьдесят народу пришло. Шум, гам, все за аргентинцев болеют. Перед началом матча, прямо на поле какие-то музыкальные группы выступали. Я до девятнадцати лет такого психологического давления никогда не испытывал, хотя поиграть успел уже. Но мы открыли счет (у нас отличился Игорь Пономарев), и на некоторое время на стадионе возникла тишина, и мы услышали наших болельщиков – видимо дипломатический корпус приехал нас поддержать. О Марадоне мы были наслышаны, но он 70 минут был незаметен. Против него персонально Толик Раденко играл, и у Марадоны ничего не получалось. А потом мы не смогли перестроится после замены, Марадона ушел на другую позицию, стал чаще работать с мячом, мы пропустили первый со штрафного минут за двадцать до конца, и пошло-поехало.

   -Тем не менее, первое и второе место на чемпионате мира – это очень достойный результат, сейчас о таком только мечтать.

   - А у нас очень сильная была молодежная сборная. Аргентинцы может, и превосходили нас в технике, всё-таки латиноамериканцы, но физически мы были ничуть не хуже, а в командном духе, характере нам, я думаю, равных вообще не было.

   -Кроме Вас еще представители украинской школы были?

   - Я думаю, сборная процентов на 70 состояла из них. Толик Заваров, он почти не играл, потому что на два года моложе был, но что-то тренеры в нем видели и не прогадали, футболист с изюминкой стал.

   -Вы вернулись в Зарю, но ненадолго, уже в 1980-м оказались в Торпедо...

   - Предложение пришло еще в 79-м, мы тогда стояли на вылет, от нас уже ничего не зависело – свою игру против Крыльев мы выиграли, а там то ли от Кайрата, то ли от Алма-аты зависело. В общем, не сложилось, команда вылетала, и на последней игре ко мне Николай Иванович Кузьмин подошел, который не один десяток лет проработал в Торпедо, директором футбольной школы был. Он сделал мне открытое предложение. Хорошо, что на матче отец присутствовал, было с кем посоветоваться. Ну и он сказал мне «Надо идти дальше. Езжай!». Так, в конце 1979-го я оказался в Торпедо. Помню, нас трое новичков было, и нужно было, чтобы нас Пал Палыч Бородин утвердил, известнейший человек. Он сказал «Хлопцы крепкие, берём!». Полукаров Александр

   -За «Торпедо» Вы выступали 12 сезонов, с 1986-го года и вовсе капитан команды. Причем это был, можно сказать, «серебряный век» Торпедо, когда команда радовала своих поклонников игрой не только на внутренней арене, но и за рубежом...

   - У нас хорошая команда подобралась в середине и конце восьмидесятых. Великий тренер – Валентин Козьмич Иванов, отличный состав – Слава Чанов, Ширинбеков, Роговской, Ковач, не буду дальше перечислять, чтобы не обидеть никого. Скажу, что многие из того состава сейчас работают в нашей Академии: Николай Васильев, Владимир Гречнев, Василий Жупиков, Саша Дозморов.

   -Игры в чемпионате и кубке СССР, регулярные выступления в еврокубках – и такой неожиданный факт биографии: Высшее физкультурное образование в 1988-м году. Когда успевали учиться?

   - Я еще в школе неплохо учился. Потом родители настояли, чтобы я в университет поступал, это был педагогический институт еще на Украине. Когда в Москву перебрался, решил, что нужно еще учиться, тем более нам, торпедовцам удобно было, у нас от базы в Мячково до Малаховки 10 минут на автомобиле. Козьмич разрешал, когда у нас время было, ездить, сдавать лабораторные, зачеты. Раньше же на базу не как сейчас заезжали, перед серьезными играми могли и всю неделю просидеть, так что времени для учебы хватало. Да и преподаватели понимали, навстречу шли.

   -Дальше израильский этап карьеры, возвращение домой, тренерская карьера в «Москве» и снова учеба...

   - Нет, тренерство впервые я попробовал еще в «Торпедо-ЗИЛ». Вернулся из Израиля в 1998-м, немного поиграл за «Торпедо» и стал работать с молодежной командой вместе с Олегом Ширинбековым. Параллельно поступил в ВШТ. Днем учились, вечером на тренировку. Так целый год. Сейчас появились какие-то ускоренные курсы, я этого не понимаю. Мы тогда отучились год на «очном», и это нам очень помогло. Самые основы основ узнали, «Теория физического воспитания», без этого базиса вообще невозможно быть тренером.

   -После ВШТ что-то новое изучаете?

   - Сейчас много методических изданий выходит, изучаем по мере возможностей. Тренер вообще не должен стоять на месте с тем багажом, который был получен раньше, а двигаться вперед. Но вместе с этим надо понимать, что все эти новые методические пособия вышли из того, что заложили в Советском Союзе. Из Союза ведь пошло в Италию, там немного доработали, применили, и сравните теперь, где Италия и где мы. За 90-е мы столько всего потеряли, что восстанавливать будем не один десяток лет.

   -Теперь Вы директор футбольной школы «Юность Москвы – Торпедо», и, возможно, именно здесь, Вам нужно больше чем где бы то ни было проявлять те знания, которые Вы получали в ВШТ и институте физкультуры. Вы ведь находитесь в неравном положении с топовыми академиями, ваша философия – провести мальчика от набора до выпуска?

   - Вы правы, подходы с топовыми академиями у нас абсолютно разные. Мы берем детей с улиц, со дворов. ЦСКА, «Спартак», «Локомотив», «Динамо» и теперь к ним присоединилось «Чертаново» идут по другому пути. Конечно, понятно, что воспитывать ребенка 10 лет может быть накладно. Они торопятся, ведут отбор по всей России, к ним уже привозят самых лучших, хорошо обученных ребят. А потом среди этих лучших есть еще внутренняя конкуренция. У них есть такая возможность – прежде всего интернаты, возможность организовать спецклассы, чтобы детей ничего не отвлекало. У нас одно время были такие спецклассы, еще при «Торпедо». Потом при «Москве» мы сотрудничали с общеобразовательными школами. Ездили по обычным школам от Таганки до Коломенской, проводили мастер-классы с игроками основного состава. Сейчас всё это потерялось, к сожалению. Нам сложно конкурировать с топ-клубами. Воспитываешь -воспитываешь игрока, обучаешь, а он раз и ушел. И я понимаю, когда «Спартак», ЦСКА, «Динамо» берут игроков на выпуске, доводят до своих требований, как было с Денисом Давыдовым, нашим воспитанником, который за «Спартак» сейчас играет и в сборной на первых ролях. Но зачем брать 10-летних? Зачем они сами уходят? Они ведь еще не готовы, еще не созрели как футбольные личности, им еще многому нужно научиться, и идти туда, где ребята заведомо сильнее, только потому, что это «Спартак» или «Локомотив» - неправильно. Один из пятидесяти пробьется, остальные просидят на скамейке запасных.

   -Много ушло ребят, когда вы из Клубной опустились в Премьер-лигу?

   - Ребята уходили, но состав удалось сохранить процентов на 90. Сейчас, слава Богу, уже не так, как в 2010-м, когда уходили тренера и уводили за собой целые команды. Мы тогда фактически оказались обезглавлены, команды собирали с миру по нитке. Хорошо, что нас взял под своё крыло Москомспорт, мы стали вторым отделением лужниковского ФШМ. У них первое отделение, у нас второе, это было здорово. До первого февраля было так, теперь у нас статус отдельной школы, надеюсь, нам это пойдет на пользу. Полукаров Александр

   -А Премьер-лига пошла на пользу?

   - У нас практически не было шансов остаться в Клубной, мы набирали игроков с улицы и выпускали на «Спартак», который им семь-восемь мячей отгружал. Сейчас, уже сидя спокойно и зная что за год мы вернулись, можно сказать, что Премьер-лига пошла на пользу, а могли и не вернутся, если бы ребята ушли кто куда. Спасибо тренерам, что удалось сохранить ребят. Но и при всём при этом, последние два тура была очень жесткая борьба.

   -То есть авторитет футбольной школы можно сказать, вырос? Я приведу в пример самую интересную, на мой взгляд, команду «Торпедо» - команду 2002-го года рождения. Ведь как её только не обхажвали, всех, наверное, хотели переманить, но ушел, если не ошибаюсь, только один вратарь. Значит, родители обрели уверенность в Вашей школе?

   - Тут в первую очередь личность тренера играет роль. Не только ведь игрокам делались предложения, у Лёвина (тренер команд 2002-го и 1995 годов рождения (прим. А. Ц.) тоже были предложения топовых клубов, но он не хочет уходить. Не знаю почему, там больше зарплата, больше перспективы, легче работа, но он остается с нами и я ему благодарен за это. Остался тренер, остались и родители, которые ему доверяют.

   -Так и Вы не уходили из Торпедо, хотя предложения были, может быть в этом что-то есть?

   - Может быть и так. Я когда только пришел в школу, отсмотрел все возраста, и команда 2002-го года меня поразила с первого взгляда. Я, как и любой человек, не тренер, просто человек, люблю зрелищный футбол. И для своего возраста команда показывает удивительно взрослый, очень красивый и зрелищный футбол. У них есть многие элементы взрослой игры, которых нет пока у других команд этого возраста – тактика, техника, переводы, игра на третьего.. я очень доволен работой Олега Лёвина, но ему и легче по сравнению с другими тренерами. У него всё-таки не ушел практически никто, а остальным приходится каждый раз выискивать и раскрывать новые таланты. Чуть кто-то показал, что умеет мяч обрабатывать, что-то из себя представлять, так поступает предложение, и он тут же уходит. В таких условиях тяжело строить командную игру.

   -Есть уверенность, что этот год получится лучше, чем позапрошлый?

   - Уверенности быть не может, мяч круглый, как говорится. У нас есть задача от «Юности Москвы» - закрепиться в Клубной Лиге и мы будем ее выполнять. Это на первом этапе. Дальше будем наращивать обороты, выходить на ведущие роли. Но для этого нужно очень много работать. Разница между Премьер-группой и Клубной лигой колоссальная и нам будет очень трудно. Но мы по кирпичику возрождаемся. Нам было нужно некоторое время , чтобы поднять голову, и Премьер-лига дала такую возможность.

   -В каком возрасте можно попасть в «Торпедо»?

   - Практически в любом. Централизованный набор у нас проходит осенью, в сентябре. Набор во все возраста, начмная с шести лет. В шесть лет, конечно, пока еще не совсем футбол, там гимнастика, ребята только учатся управлять своим телом. Хотя я могу вам сказать про прошлый набор: на наборе не все могли выполнить элементарные упражнения, оббежать конусы, например. Спустя месяц они уже резво бегают всё выполняют. Через два смотрим, уже что-то интересное, футбольное в них проявляется. Прогресс очевидный.

   -Приходят жители района, или отовсюду?

   - Со всей Москвы едут, у нас очень удобно школа расположена. По «зеленой» ветке вниз до «Красногвардейской» и вверх, наверное до «Динамо», но там уж свои футбольные школы есть. Двадцать минут на метро и ты на тренировке. А болельщики «Торпедо», которых очень много, вообще возят своих детей издалека.

   -Тот тренер, который провел отбор среди шестилетних детей, он доводит группу до выпуска? Или в школе практикуется обязательная смена тренеров? И какой подход Вы считаете правильным?

   - Я долго думал над этим вопросом. К сожалению, не всё получается так, как я думал, но надеюсь, мы к этому придем. Всё ведь зависит от способностей тренера. Одному легче дается работа с малышами, другой отлично может провести ребенка через переходный период, это 10-14 лет. Есть тренеры, у которых колоссальный опыт и они могу поделиться им с игроками, которые уже в старшем возрасте. Например, у нас работает Николай Васильев, который воспитал Сашу Рязанцева из Рубина, Кирилла Набабкина из ЦСКА. Ему бы я доверил работать со старшими юношами. Так что я бы разбил детей на три возрастных категории: «маленькие», «переходные» и «старшие». Но пока это невозможно по объективным причинам, это вопрос будущего. Но это не означает, что другой подход, когда тренер ведет игрока от набора к выпуску плохой. Опять же, это зависит от способностей тренера. Если он готов это делать, то почему нет? Многие справлялись и справляются с этой задачей. Если передавать игроков от тренера к тренеру, то всегда возникают вопросы «А дал ли предыдущий тренер всё то, что должны были получить ребята в этом возрасте? Или мне нужно сначала доучить то, что не дал предыдущий тренер и только потом давать своё?». Это очень сложный вопрос.

   -Что на Ваш взгляд первично в том, чтобы юный футболист стал игроком-профессионалом?

   - На первом месте, мне кажется, он должен чем-то обладать от рождения. Талант. То, что ему дали мама с папой. Скорость, ловкость, гибкость – этому всему невозможно обучить. Легкоатлеты тренируются годами и прибавляют всего по нескольку десятых секунды. На втором месте личность тренера, а уж потом – футбольные условия, поля, фитнесы и всё прочее. Для меня здесь яркий пример – Торпедо. Мы всегда тренировались на гарюхе. Придешь домой, и вся задница стёрта от гаревой крошки. Но пожалуйста – вырастали же, Стрельцовы и Воронины…



21.02.2013

  Артем Цалон

Предыдущая Следующая